aif.ru counter
Юрий Скородумов 0 233

Кто построил аэродром? Талажский лагерный пункт и его жертвы

«АиФ» вспоминает тех, для кого не нашлось даже памятной доски

Прочитала в «АиФ» о том, что вот-вот нашему аэропорту в Талагах присвоят чьё-то имя. Но хоть бы один человек вспомнил про репрессированных, которые начинали строить этот аэродром. Вот чьим именем надо его назвать! Люди на этой стройке умирали.

И. Горячева, Архангельск

Так совпало, что и тема присвоения имени аэропорту сейчас обсуждается, и только что прошёл День памяти жертв политических репрессий (30 октября). Мы «подняли» историю создания под Архангельском Талажского лагерного пункта. Фактически - это был «филиал» Ягринлага, лагеря для заключённых, строивших Северодвинск.

Интеллигентные уголовники

Исправительно-трудовая колония в Талагах - иногда её так и называли - Талага - появилась в 1937 году. Вначале Талажский отдельный лагерный пункт - именно так он назывался официально - входил в систему Кулойского исправительно-трудового лагеря НКВД. Заключённые работали на лесоповале, который начался в этих местах ещё в 20-е годы. Древесина, срубленная заключёнными, поставлялась через Талаги на архангельские лесозаводы. В 1942 году Кулойский лагерь был закрыт, но затем он был присоединён к Ягринлагу.

Первые арестанты построили бараки для жилья. На территории была мужская и женская зоны. По воспоминаниям Бориса Сороумова, который работал там надсмотрщиком, в лагпункте содержалось около 500 мужчин, проживавших в трёх бараках. «В зоне была кухня, столовая, баня, клуб, - писал он позже в дневнике. - А бараки для охраны и для самоохранников (охрана из числа заключённых) находились вне зоны».

По воспоминаниям современников, в лагере в основном находились осуждённые по 58 статье Уголовного кодекса РСФСР - за «пропаганду или агитацию к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти». Поэтому и народ здесь подобрался интеллигентный.

«Старый-старый, долгими годами обживаемый лагерь, - вспоминает арестант Юрий Грачевский. - И по сравнению с Молотовском домашний какой-то. Уголовников нет совсем - только 58-я. Живут здесь безвыездно по многу лет. Состав более или менее подходящий. Прижились. Приварились. Попривыкали друг к другу. Всё про всех знают. Не то, что на Яграх, где и лиц-то запомнить невозможно, не говоря уже об именах. А тут все по имени-отчеству. Все на «вы», а вообще-то всяческая грубость не одобряется. Интеллигентская царит атмосфера».

Мебель из лагеря

«Работа в лагпункте была очень разнообразная, - рассказывает «АиФ» руководитель Северодвинского отделения регионального объединения пострадавших от политических репрессий «Совесть» Галина Викторовна Шаверина. - Рубили лес, строили аэродром, было кирпичное производство, гончарное. Был большой сельскохозяйственный отдел, где находились и коровы, и лошади, и теплицы, и поля. Кроме того, они там и на себя работали - была и обувная мастерская, например. Производили тут и мебель».

«В 1945 году настала моя очередь: мне дали стандартный срок десять лет, - вспоминает узник лагеря Виктор Каган. - Я попал в ту самую Талагу, где был упомянутый в «Архипелаге ГУЛАГе» Солженицына плановый выпуск мебели на базе аварийной древесины - бревен, отбившихся при сплаве. Помню совещания, на которых золотопогонные начальники решали, сколько аварийной древесины нужно заготовить на следующий месяц. Чем не модель всего ГУЛАГа, который обеспечивал плановое производство в целых отраслях хозяйства всей страны на базе «аварийной» рабочей силы?»

Останки заключённых Ягринлага. Фото: Из личного архива/ Галина Шаверина

Многим осуждённым не было уготовано выйти на свободу. Зимой 1941-1942 гг. почти каждый второй заключённый умер от голода, непосильной работы и нечеловеческих условий жизни.  «Ежедневно по ночам умирало три-четыре человека, - вспоминает Борис Сороумов. - Умерших в лагере отвозили на деревенское кладбище на лошадях. Похоронами занималась специальная команда из заключённых. Мест расстрела я не знал: всё делалось втихаря, по ночам. Человек был - человека не стало. Всех жалко, а что поделаешь. Ужасала дикость обращения с народом в те времена».

Талажский лагпункт был закрыт в 60-м году, но до сих пор там можно найти следы лагерной жизни - сохранилась часть строений. А на берегу реки Кузнечихи, где были печи для обжига, до сих пор ничего не растёт - здесь осталось столько кирпичной крошки, что даже при постоянных отливах-приливах она до сих пор лежит по берегу.

А аэропорт, который начинали строить талажские узники, появился чуть позже - в начале 1963 года. 5 февраля этого же года на свежевыложенную полосу совершил посадку первый самолет Ил-18, прибывший рейсом из Москвы.

Использованы материалы и фото из книги «Мы строили необычайный город».



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах