aif.ru counter
Юрий Скородумов 0 62

«Куклы в танце». Есть ли в Архангельске современная хореография?

В столице Поморья прошёл показ «Кукольного домика» - танцевального перформанса, подготовленного лабораторией «Creation Lab 8».

Юрий Скородумов / АиФ

27 января все, кто интересуется современными танцами, могли наблюдать в Архангельске за танцевальным перформансом «Кукольный домик», который подготовили участники недельной лаборатории «Creation Lab 8». Руководитель проекта - Майя Селезнёва, некогда – архангелогородка, а сейчас – профессиональный хореограф из Петербурга.

На сцене – танцовщики, изображающие кукол. На каждом из них скотчем закреплёна искусственная часть тела – рука, нога или даже бюст от манекена. Одна за другой куклы оживают, избавляются от искусственных конечностей и двигаются – кто в своём собственном танце, кто – синхронно с другими. Они то замирают, то несутся сломя голову в другую часть сцены. В конце все пластиковые части тела остаются на одной из девушек. Остальные куклы – такие, как есть.

Всё действо – результат недельного обучения в лаборатории танца. Каждый день девушки и парни собирались и разучивали движения, выясняли, какие из них им ближе – в общем, находили себя в танце, а танец – в себе.

Фото: АиФ/ Юрий Скородумов

Эксперименты – маленькими порциями

По словам Майи, в Архангельск она старается приезжать один-два раза в год, и каждый раз старается что-то проводить – раньше это были мастер-классы, а подобный формат был организован впервые. «Это не танцевальный спектакль, мы поделились результатами лаборатории, - объясняет она. - Здесь есть некая незавершённость. Это вспышки того, что мы делали, сведённые в какой-то последовательности – возможно, даже заведённые в какие-то рамки».

- Не все готовы к современному искусству, многих современные перфомансы могут оттолкнуть. Как вообще незнающему человеку можно понять современный танец?

- Я считаю, что российскую аудиторию к современному танцу нужно готовить постепенно. Постановки, которые я вижу в Европе, в Израиле – они, как правило, у российского зрителя вызывают шок. Даже петербургские зрители выходят из зала во время таких спектаклей, возмущаются, протестуют.

Возможно, стоит искать контакт с аудиторий, давать им какие-то ключики. Можно говорить на современные актуальные темы, которые интересны всем. Те мысли, которые приходят ко мне в голову, так или иначе, коснутся половины зала. Аудитория везде очень разная, но и выдавать какие-то эксперименты можно небольшими порциями, «подслащать пилюлю», чтобы переход к большому замыслу произошёл мягче.

- А какой был замысел сегодня? Какие проблемы вы и танцоры хотели поднять?

- Нас интересовали три вопроса. Первый: что мне интересно, что я люблю в моём теле? Второй: что в своём теле мне хочется спрятать, поменять? И третий: какую бы модификацию мне бы хотелось произвести с моим телом, и при этом мне бы за это ничего не было? И ещё – как мы можем осуществить желания друг друга? Это ребята и делали все вместе.

Фото: АиФ/ Юрий Скородумов

- А сам танцовщик должен принять своё тело? Должно ли у него быть полное доверие к себе, чтобы больше раскрыться в танце?

- Это очень личный вопрос. Он адресован даже не каждому танцовщику, а каждому человеку в отдельности. Должен принять или не должен? Никто не знает ответа. Наверное, когда ты полностью принимаешь своё тело, тебе живётся проще. Но бороться с тем, что сложно изменить – это всегда борьба понапрасну.

Подобного рода лаборатории позволяют поработать и со своими личными вопросами. Каждый ведь развлекается по-разному: кто-то идёт на дискотеку, а кто-то приделывает пластмассовую руку и танцует с ней.

«Варятся в собственном соку»

- Обязательно ли для танцовщика иметь профессиональное образование, или можно подняться до всего самоучкой?

- Да, обязательно. Сама я начала танцевать в 18-19 лет - если речь идёт о профессиональном образовании, то это считается достаточно поздно. Вначале были хип-хоп, хаус, вог, и другие танцевальные «уличные» техники, и чем больше я занималась, тем больше у меня было интереса. Я не пропускала ни одного приезжего танцовщика или хореографа. Позже я приняла решение получить образование и даже немного поучилась в Архангельском колледже культуры и искусства. Потом поступила в Академию русского балета, а  параллельно с ней училась у западных педагогов.

Российское образование в этом плане может дать неплохой фундамент классического, народного танца – это важно для понимания принципов работы своего тела, чувства ритма. Здорово, что в Архангельске есть Колледж культуры и искусства – там хорошо готовят классическому, народному танцу. Какими бы современными нам не хотелось быть, мы должны знать историю балетного русского театра, потому что это то, на чём всё основывается, вплоть до сегодняшнего дня.

Но в плане современного танца в России нет каких-то институций, где можно получить современную актуальную программу. Да, собственно, и работать-то негде – потому что у нас нет ни одной современной танцевальной компании и ни одного современного танцевального театра. Таких мест нет ни в Москве, ни в Петербурге. Есть в Екатеринбурге один театр – и всё, а в провинциальных городах с этим всё намного сложнее. Танцовщикам приходится выезжать в другие города или присоединяться к проектам, которые приезжают в их город. Слава богу, что в Архангельске есть такие ребята! Их не так много, но я рада, что они есть.

Фото: АиФ/ Юрий Скородумов

- На ваш взгляд в Архангельске развивается культура танца?

- На мой взгляд, она развивается точечно, такими небольшими островками. Я вижу, что люди хотят что-то делать, и вижу, что жизнь кипит – постоянно что-то происходит. Но у меня в голове постоянно возникает вопрос: «Можно ли сейчас ставить танцы, которые ставили, когда мне было пять лет, и называть это «современным»?». Мне кажется это лукавством. Я вижу, что люди делают из года в год одно и то же. Не все, но - в общей массе.

Это происходит, как правило, потому, что многие продолжают вариться в собственном соку, внутри своих коллективов, вместо того, чтобы найти возможность обмениваться опытом с другими и принимать участие в приезжих мастер-классах. С одной стороны в этом виновата конкуренция, а с другой – нежелание педагогов открывать для своих студентов новые каналы информации, есть какая-то ревность. Радостно, что в Архангельске есть площадки – всегда сложно найти место, где можно тренироваться или выступить.

И главное - нужно радоваться, что есть люди, которым это нравится. Пусть их не 100, пусть не 50 – искусство не может быть массовым. А для меня танец – это, в первую очередь, искусство.

Досье

Майя Александровна Селезнёва. Родилась в 1988 году в Архангельске. Училась в Архангельском колледже искусств. Обучалась и работала в Академии балета. Преподаватель РГПУ им. Герцена на кафедре современной хореографии. Ведёт собственный проект, посвящённый современному танцу. 




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета Газета
Самое интересное в регионах
Роскачество