Юрий Скородумов 0 158

Другая история. Как отличить, где правда, а где миф?

В архангельской гимназии №3 учениками под руководством учителя истории Михаила КОПИЦЫ создан сайт «Памяти Холокоста», рассказывающий о его жертвах.

«Давайте просто помнить жертв войны, жертв Холокоста».
«Давайте просто помнить жертв войны, жертв Холокоста». © / Фото с сайта wikimedia.org / АиФ

Цель проекта в первую очередь - помнить о невинно пострадавших.

Кроме того, в последние дни поднялась шумиха вокруг фальсификации истории. Кому теперь можно верить? Как относиться к фактам прошлого? Эти и другие вопросы мы задали Михаилу.

- В последнее время учёные и политики часто спорят об исторической правде. Кому верить?

- Переосмысление прошлого происходит постоянно - каждое новое поколение пишет свою историю. Нужно различать историческую науку и публичную историю. Историей, как знанием о прошлом, занимаются специалисты - учёные, историки, которые работают в архивах, используют источники, пишут серьёзные труды и так далее. А публичная история - это общественное мнение, публицистика, искусство и идеология.

Верить нужно учёным. Если они и заблуждаются, то это добросовестное заблуждение. А у публицистов, популяризаторов изначально присутствует заинтересованность показать факт с какой-то стороны. И основную роль здесь играет идеология. 

«В учебнике - только вариант»

- Спорят часто, но вроде бы изменения в школьную программу не вносятся? Например, сейчас много спорят по поводу правдоподобности подвига 28 панфиловцев. Детям-то какую точку зрения объяснять?

- Учебник давно уже перестал быть в информационном обществе истиной в последней инстанции. Во всяком случае, в старших классах он воспринимается только как один из возможных вариантов.

Да, много сейчас говорят по поводу панфиловцев, но я не понимаю, о чём тут спорить. В 1948 году прокуратура СССР дала однозначную оценку тому, что произошло. Подвиг панфиловцев - это журналистский миф, созданный для подъёма национального самосознания, боевого духа. И я думаю, что таких примеров было на самом деле гораздо больше, просто этот стал широко известен. Вопрос решён уже. Давайте просто помнить жертв войны, помнить наших солдат, которые погибли в бою, которые не пережили плена, помнить жертв холокоста. Это не мифы, это настоящие жертвы, которые заслуживают памяти. А если мы будем выдумками воспитывать патриотизм, то мы добьёмся прямо противоположной цели.

- А есть ли спорные темы в истории Архангельской области?

- У нас есть свой Иван Сусанин - это Иван Седунов, который во время Новодвинского сражения в обход государственного запрета вышел в Белое море на ловлю рыбы, был захвачен шведской эскадрой, взят на их корабль. Шведы знали, что у нас очень сложная фарватерная линия, поскольку у нас здесь часто появляются мели, и поэтому без лоц­мана пройти было невозможно. И его взяли именно как лоцмана, а он посадил корабль на мель. Мы не знаем, намеренно он это сделал или нет. Но образ сформировался таким - человек решил совершить патриотический поступок, чем способствовал победе в сражении и спасению Архангельска, между прочим. Было ли всё так - мы не знаем, у нас просто нет сведений, кроме сохранившихся допросных листов. Но ещё во времена Николая I эта история была сильно, как бы мы сейчас сказали, «распиарена» - были написаны книги, повести об этом. В советское время этот образ закрепил роман «Россия молодая», а затем и фильм.

Сталин на стоянке

- Помогают ли нам жить мифы? Может ли мифическая уже фигура Ломоносова кого-нибудь из детей подвигнуть на что-то великое? Кого в пример ставить?

- Мы не можем жить без мифов. Человеку нужны нравственные ориентиры, а когда в обычной жизни мы их не получаем, то черпаем их из прошлого. К тому же мы выбираем то, что мы хотим помнить. У Довлатова есть фраза: «Память избирательна, как урна». Наука противостоит этому - она заставляет нас помнить то, что мы хотели бы забыть.

Ломоносов - прекрасный пример, просто не нужно с ума сходить. В последние годы у нас было сплошное безумие, связанное с популяризацией Ломоносова, и оно дало обратный эффект. При упоминании Ломоносова среднестатистический школьник ужасается, не хочет о нём ничего слышать. Покажите Ломоносова с разных сторон, как неоднозначного и очень непростого в личном общении человека. Например, его грубость, скандальность, многочисленные конфликты в академической среде, вплоть до рукоприкладства. В конце концов, на него ведь было уголовное дело заведено по поводу «буйства». Ему не понравилось, что гости у соседа громко пели, он пришёл туда и устроил скандал. Ломоносов от этого хуже не становится, он всё равно такой, какой он есть. Дайте нам живого человека вместо иконы, и этого будет достаточно. Так интересней, по-моему.

- Вы высказывались против установки в Архангельске памятника Сталину. Сейчас его всё-таки хотят поставить, правда, «на задворках», на платной автостоянке.

- Я уже много раз говорил, что установка памятника Сталину в наше время будет означать, что мы соглашаемся с теми античеловечными, антигуманными практиками, которые имели место в то время. Мы готовы принять их и сказать - да, вот так можно. Откуда такая популярность Сталина? Слишком качнулся маятник истории вправо - но придёт время, и он уйдёт в другую сторону. Но именно сейчас важно не допустить установку памятника Сталину в городе, по которому ударил 37-й год, который был столицей ссылок, где Лесотехнический институт создавался ссыльными профессорами. Мы просто посмеёмся сами над собой.

Но если говорить о месте, где его хотят поставить - на автостоянке, за 70 рублей в сутки - пожалуйста, пусть стоит. Памятник Иосифу Сталину на стоянке - прекрасно.

Материалы к №51
Материалы к №51 Фото: АиФ

Михаил Николаевич Копица родился в Архангельске в 1976 году. В 1994 году окончил школу № 62, в 1999‑м - исторический факультет Поморского государственного университета. С этого же года преподаёт историю в городской общеобразовательной гимназии № 3 имени К. П. Гемп.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах