Наталья Попова 0 192

«Песня - моя жизнь». Чем живёт Северный хор?

«Я счастливый человек, я всЁ время пою», - говорит про себя Светлана Игнатьева, художественный руководитель Государственного академического Северного русского народного хора. Светлане Конопьяновне в феврале исполнится 70 лет.

А северянки - самые красивые и самые певучие.
А северянки - самые красивые и самые певучие. © / Фото с сайта sevhor.ru / АиФ

Мы сидим в кабинете, где в 2008 году я брала интервью у легендарного руководителя Северного хора, тогда она его возглавляла, - Нины Мешко. Я помню, как Нина Константиновна сразу и напрочь сбила меня с серьёзного настроя, поменяв ход интервью. «Чего ты сутулишься, ведь молодая ещё, - в шутку хлопнула она меня по спине, - нужно заниматься гимнастикой». Она встала к роялю и, опираясь на него, начала показывать мне упражнения, а я - повторять за ней, больше ничего не оставалось.

Тот рояль всё ещё стоит в кабинете, а Нины Константиновны уже нет, она ушла в том же, 2008 году. Место руководителя Северного хора заняла Светлана Игнатьева.

Сохранить «золотой фонд»

- Вам не страшно было сесть в это кресло? Ведь за всю 90-летнюю историю Северного хора его возглавляли две мощные, харизматичные личности - Антонина Колотилова и Нина Мешко. Хор ассоциировали прежде всего с ними.

- Всё случилось неожиданно для всех, Нина Константиновна ушла из жизни. Она действительно была очень харизматична, на неё хотелось смотреть, хотелось с ней общаться, она притягивала к себе. Конечно, была ответственность. Я помню, мне дали всего два дня на размышление, и после губернатор Илья Филиппович Михальчук сказал: «Времени больше нет, соглашайтесь». Теперь я думаю: слава Богу, что я сделала этот шаг, потому что, если бы я отказалась, не было бы внутреннего спокойствия. Мне не страшно было войти в этот кабинет, у меня уже был большой опыт работы с северной песней. И тут ещё  ревность сыграла роль: а если бы пришёл человек со стороны, и если бы он стал трактовать наше по-другому, то что стало бы с хором?

- Пришлось ли кардинально менять репертуар?

- Если проследить весь путь Северного хора, то сначала он был этнографическим коллективом, потом стал профессио­нальным. Репертуар со временем менялся. У Антонины Яковлевны не было профессионального образования, она внутренним чутьём всё понимала. Её задача была - прославить северный край и популяризировать северный фольклор. А Нина Константиновна пришла в хор, уже имея консерваторское образование и опыт работы в хоре Русской песни Всесоюзного радио. При ней стали принимать профессиональных, академических певцов, такой интересный поиск начался - многоголосье. Она сформировала свой творческий костяк, здесь уже появилась гнесинская школа. Высокопрофессиональный состав и дал ту направленность, которая сейчас присутствует и от которой мы не отходим. Задача художественного руководителя - сохранить «золотой фонд», я не имею право его потерять.

Но, с другой стороны, если бы я повторяла репертуар, мне бы сказали: «Почему ничего нового не привнесли?» Поэтому мы сделали несколько новых постановок. К 300-летию Ломоносова мы написали музыку на псалмы нашего великого земляка, и теперь их подхватил Академический хор, исполняет один номер из кантов. Когда готовились к 90-летию Северного хора, восстановили «Северную свадьбу», поставленную в 80-х годах в Северном хоре режиссёром Игорем Тереховым. Мы её дополнили, а вторую часть юбилейного концерта связали с морем.

- Вы выступали на итальянской сцене вместе с хором имени Пятницкого, ансамблем имени Игоря Моисеева, не чувствовали себя провинциалами рядом с ними?

- Мы выступали не только на итальянской сцене, фестиваль «Созвездие России» шёл в разных странах: в Италии, Германии, Нидерландах, во Франции. И мы действительно выступали с артистами высокого уровня, видели работу профессионалов, но провинциальности не чувствовали. Наверное, не случайно нас пригласили на фестиваль как единственный хор из российской глубинки. В Голландии был такой случай. Перед выступлением, а мы выступали на открытой площадке, нас предупредили: неподалёку устраивают митинг люди, так сказать, другой ориентации, и могут быть провокации. Но когда начался концерт и зазвучала музыка, люди оттуда стали переходить к нам, они улыбались, удивлялись тому, как красиво и хорошо мы поём.

Встреча-судьба

- Я читала, что в 70 -е годы Лешуконский народный хор пригласили выступить в Югославии. Как такое было возможно? А сейчас может деревенский хор отправиться за границу по приглашению?

- Я тоже тогда пела в Лешуконском хоре, я работала в то время в музыкальной школе. Это была моя первая поездка за границу. Роскошный был фестиваль, из 17 стран собрались коллективы. Я помню, как переезжали границу, полосы эти на земле отчерчены, было очень трепетно. А как мы туда попали? Из министерства культуры приехали представители, которые посмотрели нашу программу. Одна из них - главный редактор журнала «Балет» Валерия Уральская, вторая - Татьяна Сергеевна Шанталинская. С ними у меня и связана судьба. Это они мне сказали: «Тебе надо ехать поступать в Москву», хотя я не собиралась.

А фольклорных фестивалей сейчас много, но всё за деньги.

- А как вы познакомились с Людмилой Зыкиной?

- Когда я работала в академии имени Гнесиных, у Зыкиной был вокальный ансамбль «Россия», она была его создателем и художественным руководителем. Людмила Георгиевна взяла меня в группу хормейстером, и мы ездили с этим ансамблем на гастроли. Помню радушный приём в Корее, мы выступали там два раза на фестивалях, посвящённых дню рождения президента Ким Чен Ира. Культура в Корее на очень высоком уровне. Там есть чему поучиться, у них все от мала до велика поют - дети, военные. Я до сих пор помню, что это был апрель и цветение азалий - это было прекрасно.

- Как вы относитесь к проекту «Бурановские бабушки»? Почему бы не создать коллектив «Архангельские бабушки»?

- Наши «Северные жемчуга» - наши бурановские бабушки. Такие же эмоциональные, энергичные, такие же прекрасные. Но у нас эмоции не напоказ. В северную песню категорически нельзя привносить шоу.

- Что для вас песня?

- Песня для меня - это моя жизнь. Я счастливый человек, я всё время пою. Народная песня вся выплакана и выплясана. Думаю, этим всё сказано.

«Мы добрые и суровые»

- Чем будет жить Северный хор в наступившем году?

- Это год сложный, мы запланировали такой проект «шесть Д». У нас будет 6 юбилейных дат. Сначала мой юбилей, потом юбилей оркестра (65 лет), затем, в мае, 100 лет со дня рождения Нины Константиновны Мешко, 100-летие со дня рождения Бориса Куприяновича Туровника (руководитель оркестра Северного хора с 1958 по 1995 гг., преподаватель Архангельского музучилища. - Ред.). Потом у нас юбилей малого хора (5 лет) и 100 лет Ивану Захаровичу Меркулову (главный балетмейстер Северного хора с 1967 по 1991 гг. - Ред.).

- Светлана Конопьяновна, а какие мы, северяне?

- Когда начинаешь понимать, где ты рос и почему ты должен держаться за свои корни всеми силами, то тебя тянет к тому, с чего всё начиналось, и это, исконное, в тебе начинает оживать. Когда читаешь нашего Бориса Шергина, «Сказ о Беломорье», Ксению Гемп, Личутина, Абрамова - там всё одно же - переживание. Какие люди были! Вся культура северная - православная, народ был религиозный, и она вся наполнена интонацией доброты. Потому что дом оберегала женщина. И если взять текст почитать, там сплошные ласковые слова, ты чувствуешь это, когда пропеваешь, интонация ласкательная. В нас есть и суровость, и немногословность. Очень хорошо писал про северян академик Лихачёв: «Это люди грамотные, высокой культуры». Нам нужно помнить об этом и сохранять северные традиции.

Материалы к №5
Материалы к №5 Фото: АиФ

Светлана Игнатьева родилась в селе Койнас Лешуконского района.  Художественный руководитель Государственного академического Северного русского народного хора. Профессор Российской академии музыки имени Гнесиных, заслуженная артистка РФ и республики Калмыкия, почётный гражданин Лешуконского района, кавалер Почётного серебряного ордена «Общественное признание».

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета